Н. Макиваелли. «Государь» (1532)

Самое примечательное в этой книге – то, насколько ее содержание превышает ее объем. В очень маленькой по размерам работе автор не только смог предельно ясно изложить основы своего подхода к политическим проблемам, но и проиллюстрировать их на большом количестве примеров, а также заложить основы для целого направления в теории политики.

Именно благодаря этой книге Никколо Макиавелли вошел в историю, и стал известен как один из основателей (или даже первооснователь) политической философии эпохи модерна, ознаменованной резким разрывом с философскими традициями прошлого. В этом отношении Макиавелли очень напоминает Томаса Гоббса, главная книга которого, «Левиафан», вышла меньше чем через двадцать лет после опубликования макиавеллиевской работы. Но отметим при этом, что «Государь» был написан задолго до «Левиафана», в 1510-е гг., и дожидался публикации несколько десятилетий.

По форме «Государь» - это наставительный трактат, содержащий ряд советов монарху (это важный момент: Макиавелли специально подчеркивает, что его рекомендации относятся прежде всего, если не только, к правителям монархических государств, а республики он оставляет за пределами своей работы). Советы эти касаются (и это тоже важно) не столько описанию общих принципов, на которые должен опираться государь, сколько решению конкретных проблем, с которыми придется столкнуться правителю в монархической системе. Эта особенность во многом определяет композицию текста: книга представляет собой набор логически связанных глав, которые объясняют особенности организации власти в монархическом режиме в частности, и одновременно содержат некоторые замечания о природе человека вообще. Макиавелли подробно рассматривает такие вопросы как организация войска (важнейшее дело государя, между прочим), необходимость связывать себя обещаниями и клятвами (что для государя не обязательно, в силу специфики его положения), необходимость подбирать себе соратников (здесь особенно важно избегать льстецов – об этом есть целая глава), и целый ряд схожих проблем. Заканчивается же книга своеобразно: Макиавелли призывает человека, которому она посвящена (это Лоренцо Медичи) стать объединителем Италии и образовать новое королевство, которое поглотило бы все пестрое сборище республик, тираний и олигархий, существующее на итальянской земле, слив их воедино. Отсюда становится видна высшая цель «Государя» - это не просто сборник размышлений о том, как себя должен вести монарх, это перечень наставлений для монарха совершенно конкретного королевства – будущей объединенной Италии. Однако помимо интересного текста, в книге имеется не менее интересный (я бы даже сказал – более) контекст. Если мы посмотрим на то, в чем особенность макиавеллиевского подхода к проблеме власти и, скажем так, государственного управления, то нам станет понятно, почему его работа считается знаковой для своего времени, да и для всей политической теории вообще. Во-первых, Макиавелли исходит из тезиса о неизбежной порочности человека, которая сдерживается лишь страхом и законами (т.е. силой, поскольку, по Макиавелли, нет закона без силы, способной его навязать). Этот взгляд – полный разрыв не только с предшествующей средневековой, но также и с античной традициями, в которых очень много говорится о стремлении человека к благой жизни. И именно этот взгляд разовьет в своей книге Гоббс, выведя из него свое обоснование всевластной монархии, ограниченной лишь естественным желанием самосохранения человека. Он бы легко подписался под словами своего предшественника о том, что стремление основывать свои мысли на том, какими должны быть люди, вместо опоры на то, какие они уже есть, само по себе пагубно для государя. Во-вторых, Макиавелли предлагает рассматривать деяния государя с совершенно иной точки зрения, нежели простого человека, причем вопрос о моральности его действий принципиально вынесен за скобки: «судить нужно по результатам, а не по действиям». Это тоже показательный момент, превращающий Макиавелли в первого открытого сторонника прагматизма в политике: хорошо то, что работает на укрепление власти государя, а не то, что люди считают хорошим или плохим. Поэтому он легко дает советы, которые без труда можно интерпретировать как оправдание насилия в политике (например, показательные казни особо неприятных народу чиновников), да и ведение войны (в том числе, что интересно, по соображениям чести) он рассматривает как совершенно нормальное явление. В-третьих, и это очень интересно, хотя менее заметно, Макиавелли не является именно последовательным сторонником авторитарной власти (по крайней мере, он не говорит о том, что она в принципе превосходит любое народовластие). В книге он постоянно напоминает государю о том, что необходимо выглядеть (подчеркну: выглядеть!) достойным, вызывающим уважение правителем в глазах подданных, и прислушиваться к общественному мнению, поскольку от него зависит прочность самой государевой власти. Любопытно, кстати, что при завоевании республик Макиавелли рекомендует государю проводить политику полного уничтожения республиканских институтов, поскольку даже декоративная и беспомощная их форма будет пробуждать в покоренных людях ненависть к государю, лишившему их свободы. В общем, книга очень интересная, и, конечно, противоречивая, но многими неверно понимаемая именно из-за своей популярности: Макиавелли принято изображать беспринципной сволочью, который заботился лишь о том, как правителю подольше понаслаждаться властью, между тем как реальная картина (как это почти всегда бывает) существенно сложнее. Да, он беспринципен, но имеет представление о чести и морали, более того – считает эти представления критически важными для управления государством. Кроме того, подчеркну: на мой взгляд, часто забывается, что «Государь» - это трактат для монарха, т.е. он релевантен только для определенного типа режима (а не является претензией на универсальную истинность). Об этом необходимо помнить, поскольку это ограничение очень важно для понимания макиавеллиевской мысли и ее особенностей.