Э. Вейль. Гегель и государство (1950)

Очень интересная, глубокая и обстоятельная (хотя при этом – очень короткая) книга о политической философии Г.В.Ф. Гегеля вообще и, в частности, о месте государства в ней. Эрик Вейль, автор этой работы, известен как один из крупных специалистов по немецкой философии; после прихода к власти национал-социалистов он бежал во Францию, и, как и многие интеллектуалы того времени, внимательно слушал курс лекций А. Кожева в Париже, посвященный гегелевской философии. Во время Второй мировой войны он был захвачен в немецкий плен, а после освобождения вернулся к академической работе.


В предлагаемой книге изложен текст пяти докладов, объединенных общей темой: отношение Гегеля к государству. Вейль с самого начала дает понять, что его цель – показать, что традиционное представление о Гегеле как апологете авторитарной и косной Пруссии не соответствует действительности. Чтобы продемонстрировать ложность такого взгляда на Гегеля, Вейль предлагает подробно рассмотреть гегелевскую политическую философию, помещенную в общий контекст гегелевского мышления. Для этого, в свою очередь, необходимо обратиться к главной политической работе Гегеля – «Философии Права»; фактически, большая часть книги представляет собой развернутый аналитический комментарий к этой работе. Вейль совершенно прав в своем основном выводе: представление о Гегеле как защитнике авторитарного государства – ошибка (намеренная или нет). Он последовательно описывает (в первой и второй главах) исторический контекст гегелевской политической мысли, затем переходит к философским предпосылкам политики, а после этого (в трех оставшихся главах) разбирает взгляды Гегеля на политическое устройство. Здесь стоит остановиться подробнее. В третьей главе Вейль анализирует знаменитое высказывание Гегеля о том, что «государство есть действительность нравственной идеи». Хотя эта цитата (и стоящая за ней точка зрения) часто понимается как апологетика государства в едва ли не тоталитарном духе (как единственного судьи в моральных вопросах), на самом деле, показывает Вейль, смысл этой точки зрения совершенно иной. Гегель, как справедливо указывает Вейль, хотел сказать лишь то, что государство позволяет нравственности реализовываться в конкретных формах. Без государства не существует ни защиты от насилия, ни возможности систематически развивать в себе моральные качества: там, где отсутствует развитая политическая структура, господствует жестокая анархия. Свобода, как говорит нам Гегель, возможна лишь в определенных правовых рамках (поскольку ничем не ограниченная свобода есть произвол, т.е. худший вид деспотизма, при котором воля отдельного лица возводится в абсолют и не имеет сдерживающей силы). В четвертой главе Вейль подробно рассматривает государственное устройство, предлагаемое Гегелем для «разумного государства» (т.е. наилучшего политического порядка). Он неоднократно подчеркивает, что факты сами говорят против взгляда на Гегеля как защитника абсолютной власти государства: в гегелевском политическом проекте есть не только правительство (которое, кстати, не обладает всей полнотой власти), но и очень значительная по своим масштабам сфера гражданского общества (которая, заметим, может существовать лишь потому, что есть государство, устанавливающее минимальный порядок). В этой сфере индивид имеет полное право на самореализацию в самых различных ее формах (экономическая деятельность, т.е. предпринимательство, также относится сюда), и имеет полное право (даже необходимость) создавать различные гражданские ассоциации, преследующие свои особые интересы. Причем всем гражданам государства должна быть гарантирована не только личная свобода, но и полный набор гражданских прав – свобода печати и собраний в том числе, ибо каждый индивид есть личность, и каждый гражданин имеет право высказывать свое мнение и быть услышанным. Власть же правительства – это сфера «общих интересов» (или «всеобщего»), т.е. она не должна стремиться любой ценой регулировать спонтанные горизонтальные связи, возникающие в гражданском обществе. В пятой, заключительной, главе Вейль подводит нас к простому, но важному выводу о том, что Гегель, живя и работая в первой половине XIX века, описывает на самом деле не тоталитарную систему, а современное государство, в том числе – и то, которое существует (с известными поправками) и сейчас. Истоки этого государства, говорит нам Вейль, лежат не в Пруссии, а скорее в Великой французской революции или, точнее, в государстве Наполеона, которое возникло из революционного пожара. Пруссия же, как отмечает Вейль, во-первых, на период 1820-х гг. была одним из передовых по своему социальному и политическому строю государств Европы, а во-вторых, поэтому рассматривалась Гегелем лишь как наиболее точный слепок с идеального образца «разумного государства» каким оно должно быть. Вообще, мне книга очень понравилась. Она прекрасна уже хотя бы тем, что очень четко и последовательно развенчивает популярный миф о том, что Гегель был радикальным консерватором и придворным прусским философом, прославляющим всевластное государство и пропагандировавшим необходимость войны. Я подозреваю, что этот миф в середине ХХ века был очень распространен из-за влияния книги К. Поппера, в которой он жесточайшим образом критиковал Гегеля и его философию. Надо сказать, что критика эта просто ужасна по своему невежеству (особенно, если сопоставить ее даже не с другими попперовскими текстами, а хотя бы с его анализом платоновской философии), и поразила меня еще при первом знакомстве с нею. На самом деле Гегель – это философ свободы, описывающий в «Философии Права» современное государство как необходимую предпосылку осуществления свободы в обществе. Для Гегеля, отмечу, далеко не каждое государство является «разумным»: то, что некое государство «существует», еще не значит, что оно «действительно», т.е. подлинно и выражает истинное понятие государства как такового. Да, в его тексте есть некоторые моменты, которые можно интерпретировать как тоталитарные, но такое прочтение возможно, только если выдирать эти замечания из контекста. Да, в его тексте есть некоторые откровенно слабые и/или спорные места. Но все это никак не может отменить того факта, что Гегель был твердым сторонником автономии гражданского общества в рамках государства, и защитником политической свободы всех граждан государства.


Eric Weil. Hegel Et L'Etat (1950)