В. Гёрлиц. Германский генштаб. История и структура, 1640-1945 (1950)


Становление Пруссии в качестве великой державы, несомненно, представляет собой один из наиболее любопытных сюжетов европейской истории. Окраинная, сравнительно малозаселенная часть немецких земель, сильнейшим образом пострадавшая в ходе Тридцатилетней войны, через сто лет стремительно вознеслась к вершинам воинской славы, разгромив своих намного более крупных и богатых соседей. Столь же стремительным было и исчезновение прусских военных традиций после 1945 года – Германия в одночасье была разделена и оккупирована, а немецкий Генеральный штаб, наследник прусского, исчез навсегда, после чего немецкие военные структуры были интегрированы в блок NATO, где они стали важной частью общеевропейской оборонительной системы.

Весь этот путь покрывает в своей книге Вальтер Гёрлиц, немецкий историк и публицист. Первые свои книги (в числе которых, например, прижизненная биография Муссолини) Гёрлиц опубликовал еще в конце 1930-х, а после Второй мировой войны он долгое время работал в гамбургской редакции Die Zeit, и издавал книги, связанные в основном с немецкими генералами. Книга про немецкий Генштаб была написана в конце 1940-х, первое издание появилось в 1950-м, можно сказать, по горячим следам недавних сражений, и оказалось достаточно популярным, причем не только у немецких читателей – вскоре она была переведена на английский язык, а впоследствии стала классической работой для интересующихся военной историей Германии.

В книге 16 глав, и хотя подзаголовок оригинального издания указывает на интервал с 1640 по 1945 годы, на самом деле это не вполне корректное обозначение хронологических рамок исследования. Лишь в первой главе Гёрлиц рассказывает о периоде XVI – XVIII вв., в то время как остальные 15 глав подробно описывают историю прусского (а затем германского) Генерального штаба с начала XIX столетия и вплоть до поражения Третьего рейха. Причем распределение внимания явно неравномерное: основная масса текста (десять глав) посвящена периоду с 1914 по 1945 годы, в то время как XIX век охвачен в пяти главах. Впрочем, такая фокусировка внимания вполне оправданна хотя бы тем, что именно в эти периоды сложилась хорошо известная модель Генерального штаба, и, что не менее важно, модель отношений гражданских и военных специалистов, характерная именно для немецкого стиля ведения войны. Наибольший интерес вызывают поэтому как раз те главы, в которых Гёрлиц описывает функционирование Генерального штаба в имперской Германии, и взаимоотношения генералов с Гитлером.

Эти страницы многое объясняют в специфике немецкой ментальности, хорошо подмеченной иностранцами, и отраженной в анекдотах о том, что «в Германии не будет революций, потому что все революции на немецкой земле запрещены специальным указом кайзера». Гёрлиц описывает Генеральный штаб как важнейший институт в стране, и показывает, как у немцев сложилось столь благоговейное отношение к нему. И действительно, пожалуй, ни в одной другой европейской стране военные специалисты не играли столь важной роли в жизни общества. И главная причина этого благоговения – тот престиж, который Пруссии (и позднее Германии) завоевала ее армия. И престиж этот связан не только с победами над великими державами, высочайшей эффективностью армии или ее превосходной дисциплиной, но и с тем, что именно посредством военной силы было обеспечено объединение Германии. Политический гений Бисмарка, конечно, сыграл свою роль в этом процессе, однако именно генштабисты смогли реализовать все амбициозные планы «железного канцлера», что Гёрлиц подробно показывает в главах, посвященных фон Мольтке или Вальдерзе.



Но с Первой мировой войной и поражением Второго рейха немецкие офицеры оказываются в доселе невиданной ситуации тотального национального унижения и фактического запрета на профессиональную деятельность. В этих условиях многие из них либо поддержали нацистов (как Людендорфю) либо, по меньшей мере, не препятствовали их приходу к власти. Но затем, как очень рельефно показывает Гёрлиц, именно в офицерской среде возникла серьезная оппозиция нацистскому режиму (вовсе не случайно, что самое серьезное покушение на Гитлера было совершено именно военными). В догитлеровские времена Генеральный штаб был служебным органом, пусть и обладающим огромным престижем и влиянием; он решал конкретные задачи, поставленные политическим руководством страны.


Нацисты же стремились превратить офицеров не просто в хороших солдат, а в бойцов идеологического фронта, добиваясь их индоктринации. Это само по себе противоречило традициям генштабистов, и не могло не вызывать их сопротивления.

Тем не менее, с началом Второй мировой войны Гитлер быстро смог добиться порабощения Генерального штаба, после вторжения в Советский Союз все больше и больше превращая его в послушный инструмент выполнения своих желаний. Если во время 1939-1940 годов он еще позволял своим офицерам иметь определенную свободу рук, и даже мог ее поощрять, то борьба с Советами (и особенно первый серьезный кризис войны в конце 1941-го) для Гитлера означали то, что он обязан максимально жестко контролировать Генеральный штаб. Этот процесс подавления генштабистов продолжался в 1942-м, постепенно профессиональные военные вычищались с ключевых должностей, и заменялись все более послушными и бесцветными исполнителями, не смеющими слова сказать против фюрера. Начало серии поражений в войне против СССР, что характерно, не заставило Гитлера передумать, наоборот – после кратких колебаний он еще сильнее закрутил гайки, а после июльского покушения в 1944-м и вовсе сжал армию в партийных тисках. Итогом этого стало фактическое разрушение Генерального штаба и его закономерное исчезновение из немецкой истории после 1945-го в качестве основополагающей структуры.



Walter Görlitz. Der deutsche Generalstab. Geschichte und Gestalt, 1640–1945. Verlag der Frankfurter Hefte, Frankfurt/M. 1950.


Görlitz, W. History of the German General Staff, Its History and Structure 1657-1945. — London: Hollis & Carter, 1953.


Гёрлиц В. Германский Генеральный штаб. История и структура. 1657-1945. — М.: Центрполиграф, 2005.