Г.В.Ф. Гегель. Философия Права (1821)

Чрезвычайно интересная книга, необходима к прочтению для любого, кто интересуется гегелевскими текстами вообще и его политической философией в частности. Хотя работа написана просто как приложение к курсу лекций, читаемых Гегелем в Берлине, на самом деле ее содержание значительно превышает ее форму, и речь в ней идет о чем-то намного более значимом, чем философские основания юриспруденции (хотя и об этом тоже, само собой).


По композиции книга представляет собой набор параграфов (некоторые – очень короткие, на абзац, некоторые – на 2-3 страницы), рассортированных по трем большим темам: в первой части книги говорится об «Абстрактном Праве», во второй – о «Моральности», а в третьей (самой интересной, на мой взгляд) – о «Нравственности». В каждой из частей есть различные подразделы, и каждая часть четко связана с последующей (объяснению этой связи всегда посвящен минимум один специально выделенный параграф). Вообще же, книга представляет собой систематическое (пусть и конспективное местами) изложение философии права как особой части философии. Текст можно также рассматривать как своего рода учебник, но учебник особый, составленный с помощью философского метода. Проблема же философии права заключается в том, что хотя право дано нам в современных и древних законах (а также в своем историческом развитии), его необходимо постичь, т.е. осмыслить как особый феномен человеческих взаимоотношений (кстати, попытку исследовать право феноменологически, следуя гегелевской интерпретации, через столетие с небольшим предпримет А. Кожев). Из необходимости осмыслить право вытекает логически также базовая цель работы: «постичь и изобразить государство как нечто разумное в себе, и показать, как государство должно быть познано». Этому постижению соответствуют три части книги, рассматривающие основные области Права – абстрактное право (где право еще только мыслится «вообще», вне конкретики), моральность (где право уже мыслится как набор правил, поддерживающих моральный облик человека, но данных лишь «в принципе», без конкретно-исторического контекста) и нравственность (где право достигает высшей точки своего развития – как составная часть разумного государственного устройства). Для меня наиболее интересными оказались те части, где Гегель говорит о нравственности: именно там его политическая философия может быть рассмотрена в целостном виде. Можно вообще сказать, что в разделах об абстрактном праве и моральности Гегель совершает «восхождение от абстрактного к конкретному», начиная разговор с самых общих понятий, применимых в Праве, и постепенно придавая им все более конкретные формы. Это тоже весьма и весьма интересно – сам процесс развертывания гегелевской мысли вообще способен очаровать, настолько целостно и тонко он ведет от одной мысли к другой, показывая связи там, где раньше их вроде бы не было. Но самое важное – все-таки манифестация Идеи в действительность, т.е. ее раскрытие в реальности. А это, применительно к Праву, есть осознание необходимости и разумности Государства как особого набора институтов, в которых Право находит свое воплощение. Об этом можно говорить очень и очень долго (собственно, на мой взгляд, к «Философии Права» можно написать столь же тотальный и мощный комментарий, как и к «Феноменологии Духа», и отчасти книга Кожева о «феноменологии Права» представляет такой опыт интерпретации гегелевского текста), однако я ограничусь лишь самыми общими замечаниями, которые показались мне особенно интересными. Вообще, гегелевский политический проект – это конституционная монархия, в которой твердо соблюдены права частной собственности, свободы религии и совести, а также прессы. Но при этом само общество организовано в корпорации (или, точнее говоря, сословия, в которых корпорации существуют) – это достаточно открытые социальные институты, между ними нет (и не должно быть, по Гегелю) непреодолимых барьеров. Всего сословий три (а вот корпораций внутри них может быть, как я понял, неограниченное количество): аграрное, промышленное и всеобщее. Монарх же является воплощением народного духа, чем-то вроде верховного регулятора в отношениях сословий. Неудивительно, почему при поверхностном прочтении все это кажется апологией прусского казенного патриотизма: монарх, подбирающий себе правительство, отсутствие парламента в обычном смысле слова (насколько я понял, представляются интересы корпораций, а не отдельных людей), опора на чиновничество – полный набор штампов, описывающих гегелевское видение наилучшего государства. Между тем, как часто бывает при внимательном рассмотрении, претензии к Гегелю насчет оправдания прусского просвещенного деспотизма оказываются маловразумительными. Да, он рассматривает государство как органическое целое (консерваторы в Германии позднее воспримут эту идею, и разовьют ее до «народной общности», скрепленной «кровью и почвой»), и в одном месте прямо говорит, что если государство требует жизни индивида, он должен отдать ее (поскольку жизнь как всеобъемлющая тотальность есть нечто большее, чем отдельно взятый человек), однако нигде Гегель не говорит, что единственная цель человека – жить для государства и ради него. Напротив, у человека есть множество сфер деятельности – хотя бы семья и гражданское общество, в то время как государство есть лишь наиболее высшая его цель, то, что позволяет ему жить безопасно и трудиться на общее благо. Более того, Гегель прямо говорит, что далеко не каждое государство достойно уважения просто за сам факт своего существования: есть государства, устроенные разумно (в себе и для себя сознательные, необходимые по велению разума) и устроенные по произволу, а не по закону (восточные деспотии, например). Разумеется, особых симпатий к последним Гегель никак не питает. И это лишь одно из открытий, которое делаешь, внимательно читая работу. В общем, книга очень интересная, из тех, что я обязательно перечитаю позже, когда пройдет первое впечатление, и можно будет оценить текст еще раз, более вдумчиво. Это одна из наиболее важных философских книг, требующих медленного, вникающего, чтения.


G. W. F. Hegel. Grundlinien der Philosophie des Rechts (1821)