Г.В.Ф. Гегель. Феноменология Духа (1807)

Самая сложная для восприятия книга из всех, что я когда-либо читал. Тем не менее, осилил, хотя часто приходилось продираться через терминологические и смысловые дебри, чтобы добраться до сути. От этой, самой первой (и, наверное, самой знаменитой) гегелевской работы у меня остались смешанные впечатления. Много очень интересных вещей, но никак не меньше и странных, малопонятных рассуждений. Впрочем, обо всем этом стоит говорить по порядку.


«Феноменология Духа» – это ключевой текст для целого поколения философов и мыслителей; даже сейчас он все еще востребован среди исследователей гегельянства, и не только их. Если попытаться одной фразой рассказать о содержании этой книги, то Я бы сказал, что для меня «Феноменология Духа» - это книга, рассматривающая становление человеческого сознания с философских позиций абсолютного идеализма. Сам же Гегель, надо заметить, свою задачу видит несколько иначе. Во введении он заявляет, что задача его исследования состоит в том, чтобы «способствовать приближению философии к форме науки – к той цели, достигнув которой она могла бы отказаться от своего имени любви к знанию и быть действительным знанием». Иными словами, гегелевский текст должен поднять философию до уровня науки, причем науки всеобъемлющей и абсолютной, т.е. содержащей все сколь-нибудь важные аспекты сферы человеческого сознания. В соответствии с поставленной задачей Гегель делит содержание книги на следующие три больших раздела: «Сознание», затем «Самосознание», и, наконец, «Абсолютный Субъект» - приведенный порядок очень важен для понимания гегелевской концепции Духа и человеческого сознания. В разделе «Сознание» рассматриваются наиболее общие категории мышления, а также затрагивается проблема восприятия. Если говорить в целом, то здесь Гегель рассматривает «бытие-в-себе», т.е. сознание, еще не сознающее себя, и его свойства. Кроме того, здесь он вводит некоторые диалектические парадоксы, которые в поздних работах составят важный компонент гегелевской философии (и, замечу, будут творчески переработаны марксизмом). В разделе «Самосознание» наиболее интересными представляются размышления о господстве и рабстве (сиречь о самостоятельности и несамостоятельности сознания). В частности, особый интерес представляет самая первая фраза подраздела о господстве и рабстве: «Самосознание есть в себе и для себя потому и благодаря тому, что оно есть в себе и для себя для некоторого другого [самосознания], т.е. оно есть только как нечто признанное». Здесь мы можем без особого труда увидеть не только основы для интерпретации А. Кожева, но и, по большому счету, корни идеи Ф. Фукуямы о «конце истории». И хотя диалектика Господина и Раба занимает лишь часть второго раздела, ее значение сложно переоценить. Гегель был, вероятно, первым (и наиболее известным) философом Нового Времени, который сообщил нам, что человеческое самосознание есть признаваемый феномен, т.е. был первым, кто сформулировал проблему признания на более-менее современном нам языке (Кожев сделает это приблизительно через столетие, а Фукуяма – через полвека после него, сделает из кожевской точки зрения политические выводы). В третьем, последнем и самом большом, разделе «Абсолютный Субъект», Гегель впервые много говорит о Духе как особом понятии, неразрывно связанном (и вытекающим из) человеческого сознания. Я не буду подробно останавливаться на разборе того, что Гегель вкладывает в это понятие (основной набор значений он раскрывает в соответствующей главе), поскольку это тема для отдельного большого разговора. Третий раздел посвящен не только теме Духа, но и формам его воплощения в человеческой реальности, из которых особое место занимают религия, природа и история. Хотя основное внимание Гегель уделяет религии и (заметно меньшее) природе, а об истории он почти ничего не говорит, за исключением того, что она представляет собой раскрытие потенции Духа во времени (позднее Гегель заполнит эти пробелы в знаменитых лекциях по философии истории). Что касается общих впечатлений. Книга, несомненно, впечатляет. Но ее главная проблема состоит в том, что очень интересный материал изложен очень и очень неровно, почти без пояснений и разъяснений. Этим гегелевский текст в худшую сторону отличается от кожевского: там, где можно сказать два слова, Гегель говорит шесть, и три из них – туманные термины. От этого читать очень тяжело, и следить за мыслью автора – тоже. Тем не менее, значение этой книги сложно переоценить. Своей первой крупной работой Гегель задал тон философских дискуссий на десятилетия вперед, а из идей, изложенных в «Феноменологии Духа» со временем выросли не только философские школы, но и политические идеологии, причем очень разные по содержанию. Гегельянство продолжает отбрасывать свою тень на многие интеллектуальные построения нашего времени, и уже только поэтому к нему стоит присмотреться повнимательней.


G. W. F. Hegel. Phänomenologie des Geistes (1807)