Л. Контлер. История Венгрии: тысячелетие в центре Европы (1999)

Когда говорят о Венгрии, обычно вспоминают о провалившейся революции 1956-го, или – реже – о роли венгров в габсбургской монархии, некогда объединявшей почти всю Центральную Европу; иногда говорят и о вкладе венгерских эмигрантов в науку и культуру разных стран – об этой теме можно говорить очень долго, учитывая, что бурные события ХХ века разбросали выходцев из этой небольшой страны по всему миру. Между тем, вопрос о месте Венгрии в Европе сам по себе представляет особый интерес: этот народ, позже остальных пришедший в Европу, несмотря на столетия ассимиляции сохранивший свой весьма тяжелый для понимания язык, выдержавший несколько веков исламского господства, и участвовавший затем в создании наднациональной империи, сыграл далеко не последнюю роль в истории континента.


Ласло Контлер, известный венгерский историк, предлагает свой взгляд на перипетии венгерской истории последнего тысячелетия, поместив рассказ о Венгрии в контекст развития Центральной Европы как особого (и, к сожалению, часто недооцениваемого) европейского региона. Эта книга, вышедшая в самом конце 1990-х, до сих пор остается, вероятно, наиболее известной работой Контлера, хотя она для него не вполне типична, поскольку основная его специализация – интеллектуальная история периода раннего модерна и эпохи Просвещения. Контлер много работал в университетах Европы и Северной Америки, но прочнее всего он связан с Центрально-Европейским Университетом в Будапеште, где он проделал большой карьерный путь, занимая сейчас пост директора исторического департамента.

В книге восемь частей, охватывающих период длиной больше тысячи лет, причем Контлер не стремится выделить какой-то один исторический период, и по объемам все части примерно одинаковы. При этом говорить о том, что книга лишена какого-либо концептуального основания, нельзя: Контлер четко обозначает основные черты своего подхода к венгерской истории во введении, и в дальнейшем стремится их соблюдать. Его перспектива задана не только традиционным образом Центральной Европы как особого исторического региона между немецким рейхом на западе, и славянской империей на востоке, но даже в большей степени сопоставлением Венгрии с Западной Европой – именно в драме «отставания от Запада» Контлер видит причины как венгерского своеобразия, так и трагического характера большей части венгерской истории.



В первой части дается общий обзор территорий вокруг Дуная до прихода венгерских кочевников. Часть вторая посвящена ранним этапам формирования венгерского королевства, охватившим IX – XII века. Третья часть описывает расцвет средневековой Венгрии, апогеем которого было время правления Матьяша Корвина. В четвертой части рассказывается об одной из наиболее мрачных эпох венгерской истории, периоде раздробленности, когда австрийцы и османы разделили территорию королевства, а Трансильвания стала вассалом мусульманской империи. Пятая часть, посвященная периоду XVIII – середины XIX веков, описывает интеграцию венгров в империю Габсбургов и постепенное оформление национального самосознания, кульминацией которого становится революция 1848 г. Часть шестая охватывает период от подавления революции до конца Первой мировой войны, который обычно называют «эпохой дуализма». Седьмая, одна из самых коротких частей, включает рассмотрение межвоенного времени и Второй мировой войны. Наконец, в восьмой части описан послевоенный опыт строительства социализма в Венгрии, революция 1956-го, эпоха Яноша Кадара и последовавший за ней крах коммунистического режима.


К числу бесспорных достоинств книги можно относится ее сжатый, но при этом достаточно содержательный характер: на сравнительно малом объеме Контлеру удается представить венгерскую историю как целое, вписанное в европейский контекст. Правда, собственно центральноевропейский характер Венгрии в книге несколько затенен, поскольку большая часть глав фокусируется непосредственно на венгерском опыте, а сравнения с соседями носят беглый характер. Нельзя при этом сказать, что Контлер венгерской специфики не замечает, наоборот – он время от времени подчеркивает ее, особенно в ранних частях, описывающих импорт западноевропейских институтов и понятий в венгерское королевство. Но чем ближе к современности, тем чаще Контлер ограничивается констатациями фактов и все чаще сосредоточен на событиях в сферах политики и экономики, оставляя культуру на периферии своего рассмотрения. От этого достоинства книги несколько смазываются национальной фокусировкой, не позволяющей в полной мере оценить место Венгрии как в регионе, так и в Европе вообще.

В результате этот очерк венгерской истории, несмотря на свою информативность, вряд ли представляет особый интерес для тех, кто захочет больше узнать о Венгрии, и знакомство с нею точно не стоит начинать именно с этой работы, особенно тем, кто далек от политической истории. Концептуальность Контлера, конечно, заметна в книге, но довольно часто он упускает ее из виду, пробегая десятилетия развития в одном-двух абзацах без какого-либо серьезного сравнения с другими странами. Пожалуй, лучший способ читать эту книгу – воспринимать ее в ряду других национальных историй, чтобы иметь возможность сравнить общий ход развития народов Центральной Европы; но, разумеется, такой подход указывает на крайне ограниченный характер всей работы Контлера.