Я-В. Мюллер. Споры о демократии. Политические идеи в Европе ХХ века (2011)


В течение большей части ХХ столетия Европу охватывал всепроникающий идеологический конфликт, связанный с идеей демократии, или, точнее говоря, народовластия. После (и вследствие) индустриальной революции начало формироваться массовое общество, и его возникновения сопровождалось чередой кризисов как на Западе, так и на Востоке. Что более всего примечательно в этих кризисах, так это превращение концепта «народной власти» в универсальный политический символ, в равной степени важный для всех политических сил, от либералов и анархистов до фашистов и коммунистов. В этом смысле прошедший век действительно можно назвать «веком споров о демократии».

Так называется и новая книга Яна Вернера-Мюллера, посвященная истории политических идей в Европе ХХ столетия; правда, оригинальное название – «Contesting Democracy» можно перевести также как «Оспаривая демократию», и такой вариант заголовка в чем-то точнее отражает содержание. Вернер-Мюллер стремится проследить, как различные европейские идеологии трактовали идею власти народа, и что делало те или иные из этих трактовок жизнеспособными – будь то на локальном или на общеевропейском уровне. Его книга написана в начале 2010-х, по следам мирового финансового кризиса, который – как сейчас становится ясно – был лишь предвестием более серьезных проблем в Европе, как экономических, так и политических.

На протяжении шести глав Вернер-Мюллер прослеживает историю идеологических баталий в Европе, начиная с рубежа веков, когда старые политические структуры еще существовали, но уже оформлялся новый тип политики – политики, направленной на массы, и массы идеологизированные. Затем в книге рассматривается межвоенный период, характерный разного рода экспериментами с идеей народовластия – от фашистского притязания на «народность» как синоним «массовости» до скандинавской политики «народного дома», опирающейся на широкую социальную солидарность. При этом отдельная глава посвящена фашистским идеологическим течениям, которые Вернер-Мюллер рассматривает достаточно подробно. Он напоминает об одной важной, но часто забываемой в современном мире детали: фашизм был массовым не только потому, что задействовал всю мощь государства для вовлечения народа в политику, но и в первую очередь потому, что вызывал у многих сегментов общества неподдельный энтузиазм – по крайней мере, на ранних стадиях своего развития. В следующей главе Вернер-Мюллер пишет о послевоенном «времени восстановления», обращаясь к возникшей после 1945 г. идеологической границе, проходящей между западноевропейскими христианскими демократиями и «народными демократиями» на социалистическом Востоке, скроенными по советскому образцу. Начало нового периода в идеологической истории Европы у Вернера-Мюллера связано с молодежными бунтами 1968-го, после которых происходит реконфигурация идейного спектра – в первую очередь, на Западе, но в определенной степени также и в социалистическом блоке. В последней главе рассматривается период с 1975 года – года подписания Хельсинских соглашений, задающих новую точку идеологического отсчета, а последние страницы посвящены истории западноевропейского либерализма в 1990-е, когда рухнул «железный занавес» и великий спор столетия между коммунизмом и капитализмом завершился безоговорочной победой последнего.


Книга, безусловно, производит впечатление сочетанием широты охвата и глубины погружения в тему. Вернер-Мюллер не стремится к максимизации подробностей, расписывая все возникавшие в Европе интеллектуальные тренды – хотя, как видно из текста, он владеет материалом на достаточно хорошем уровне. Его цель заключается в том, чтобы показать, как из турбулентности ХХ столетия выкристаллизировалась европейская модель либеральной демократии. При этом Вернер-Мюллер вновь и вновь напоминает о том, что расценивать триумф либерализма в конце века как исторически неизбежный – значит, позволить себя обмануть. Обновление либеральных режимов Западной Европы, начавшееся после Второй мировой войны, происходило в специфическом контексте, о котором многие комментаторы и аналитики склонны забывать – взять хотя бы роль «плана Маршалла» в восстановлении европейских экономик, или военные обязательства США по охране Западной Европы. Иными словами, комбинация условий, способствовавших превращению Западной Европы в оазис либерализма, была достаточно своеобразной, и то, что этот оазис в итоге расширился далеко за пределы своих границ полувековой давности – не только закономерность, но и удача, пусть доля случайностей в этом процессе и была не столь заметной.

Особо интересно то, что Вернер-Мюллер с большим вниманием относится к тезису Фукуямы о «конце истории», и даже отмечает роль Кожева в европейской политической мысли. В отличие от многих поверхностных критиков, Вернер-Мюллер, как представляется, весьма точно понял главную мысль американца Фукуямы, наследника французской традиции гегельянства. Тезис о «Конце Истории» указывает не на отсутствие конфликтов в мире и всеобщий триумф либеральной демократии, а на то, что в мире после Холодной войны нет (и не предвидится) серьезных альтернатив либеральной демократии как модели общественной организации. При этом Вернер-Мюллер воздерживается от согласия с Фукуямой, хотя и добросовестно отмечает, что его наблюдения относительно нового климата международной жизни оказались удивительно точными: даже возникшие после 1989 г. новые авторитарные режимы не только используют демократическую фразеологию, но и отказываются от каких-либо универсальных идеологических претензий. Это касается как режима, возникшего после 1991 года в России, так и китайского «рыночного социализма», из которого, кажется, давно улетучился универсалистский пафос марксизма. В еще большей степени это относится ко всем исламским диктаторским системам, от Турции до Ирана, которые не могут претендовать на сколь-нибудь широкую популярность вне своей культурной зоны.

В связи с этим вызывает наибольший интерес (и тревогу) тот феномен, который наблюдается в 2010-е в Центральной Европе, а именно – возникновение популистских режимов в Венгрии и Польше, лидеры которых, кажется, имеют вполне диктаторские амбиции, пусть и пытаются скрыть их за демократической риторикой и сохранением основных либеральных институтов. Именно оттуда, со стороны «нелиберальных демократий» (термин Фарида Закарии) будет в ближайшие годы исходить наиболее серьезная угроза для либеральных демократий – а значит, и для европейского постисторического консенсуса.


Jan-Werner Müller. Contesting Democracy: Political Ideas in Twentieth-Century Europe, Yale University Press: New Haven, CT, 2011; 281 pp.


Мюллер, Я.-В. Споры о демократии: Политические идеи в Европе XX века / пер. с англ. А. Яковлева. — М.: Изд. Института Гайдара, 2014. — 400 с.