К.Б. Макферсон. Жизнь и времена либеральной демократии (1977)

С момента распада средневекового общества на мыслительном горизонте европейцев вновь возникает идея демократии. В мире раздробленного суверенитета, где власть была отделима от личности правителя, могли существовать лишь островки демократических практик, сколь угодно устойчивым бы они ни были. Не городские коммуны и не радикальные учения о всеобщем равенстве определяли основные рамки политической теории, но конфликт авторитетов церкви и королей. Но только с началом Великой французской революции стало возможным вновь размышлять о демократии в практическом ключе, и только благодаря революционным потрясениям оформились предпосылки современной либеральной демократии. Что изменилось в самопонимании демократических режимов за прошедшие столетия, и какими станут демократии в будущем?


Ответы на эти вопросы ищет в своей книге Краффорд Б. Макферсон, известный канадский политолог и философ, для которого эта работа стала одной из самых известных. Макферсон ввел в широкий оборот термин «партиципаторная демократия» (демократия участия), и подробно его значение он разбирает именно в этой книге, вышедшей в 1977 г., и с тех пор ставшей классикой социальных наук. Несмотря на крайне ограниченный объем (около 200 страниц), работа Макферсона исключительно плотно насыщена историческим материалом и тщательным анализом зарождения и развития либеральной демократии. Кстати, сам Макферсон прекрасно осознавал иронию претенциозного заголовка: как он сам отмечает в начале книги, «никто не принимается за написание Жизни и времен, пока жив герой жизнеописания»; к тому же, такие названия характерны для толстых томов, скрупулезно описывающих все, что происходило с центральными персонажами.

Макферсон объясняет свой выбор просто: есть основания считать, что либеральная демократия, какой ее знают современники, исчезает, заменяясь чем-то новым. Чем именно – и происходили и подобные замены раньше – Макферсон и пытается выяснить в книге. Текст разделен на пять частей, соединяющих хронологический и проблемный подходы. В первой части Макферсон описывает свою методологию, и очерчивает исторические рамки исследования. Затем, в частях со второй по четвертую, он описывает три последовательно возникшие модели демократического устройства, возникшие в истории. В пятой части Макферсон намечает контуры возникающей новой формы демократии, которую он называет «демократией участия».

Логика Макферсона столь же изящна, сколь и проста. Он называет конец XVIII – начало XIX вв. точкой разрыва с прошлым, поскольку именно тогда – после, и по меньшей мере, отчасти вследствие революции во Франции идеи демократии и либерализма впервые соединились с экономической мыслью. До того времени демократия считалась уделом сравнительно малых сообществ, прежде всего городского типа. Первая модель (протекционная), выделенная Макферсоном, описывала демократию как средство защиты индивидов в классово разделенном обществе. Эта модель начала к середине XIX в. постепенно уступать место новой – демократии развития. Перемены связываются Макферсоном с повышением значимости (и воинственности) рабочего класса в европейских странах. Либеральная демократия начинает мыслиться как средство развития, способное сгладить классовые противоречия. Этот взгляд на демократию продержался достаточно долго, пока в середине прошлого века не стала популярной третья (равновесная) модель демократии. Согласно этой модели, демократия – это форма политического рынка, на котором избиратели выбирают тех или иных политиков (и партии), используя свои возможности, закрепленные в либеральной системе права. На смену этой – несколько технократической – модели где-то около конца 1960-х гг. начинает приходить новая модель (партиципаторная), основанная на расширенном вовлечении граждан в политическую жизнь. Макферсон полагает, что именно за этой моделью будущее, поскольку демократическое участие будет неминуемо все в большей и большей степени востребовано в свободных обществах.


Читая текст Макеферсона через 35 лет, конечно, отмечаешь в первую очередь его актуальность и, в некоторой степени, прозорливость. Если судить по разбросанным в книге замечаниям, Макферсон по своим симпатиям был левым либералом, сочувственно относился к социализму (но не к советской или китайской его версии), следил за попытками реформ в Чехословакии, и в целом полагал, что капитализм рано или поздно будет преобразован в какую-то другую форму экономики. В книге видны следы опыта бунтарских 1960-х, когда на сцене в Западной Европе и США впервые появились всевозможные меньшинства, и возникли требования улучшения равенства – экономического, политического, расового, гендерного, социального – в отношении огромных масс населения. Что особенно впечатляет – Макферсон смог не только концептуализировать эти настроения через предложенную им модель демократии участия, но и предвидел (вполне четко написав об этом) всеобщее распространение электронных форм политического участия для миллионов и десятков миллионов граждан. Нарисованная им картина раздробленного, но соединенного через медийные сети общества гражданских активистов очень похожа на современные сетевые структуры, причем не только в США, а в самых разных странах, от той же Канады до Египта (где они стали движущей силой недавних революций). В этом отношении книга, несомненно, останется востребованной, и дает немало пищи для размышлений.


C. B. Macpherson. The Life and Times of Liberal Democracy. New York: Oxford University Press, 1977 - 120 p.


Макферсон, К. Б. Жизнь и времена либеральной демократии [Текст] / пер. с англ. А. Кырлежева; Гос. ун-т — Высшая школа экономики. — М.: Изд. дом Гос. ун-та — Высшей школы экономики, 2011. — 176 с.