Ф. Науманн. Срединная Европа (1915)

Это великолепная работа, можно даже сказать – классика жанра. Одна из наиболее известных работ по геополитике и главная книга, вокруг которой строился немецкий имперский дискурс в годы Первой мировой войны: концепт «Срединная Европа» был введен в широкий оборот именно после выхода в свет этой книги, в 1915 г. Текст очень, очень интересный, и поэтому мне хочется в этот раз поговорить не только о самой книге, но также об ее авторе, и о том, что она значит для меня лично.


Начнем с того, что книга эта была издана на русском языке, насколько мне известно, только один раз: произошло это в 1918 г. в Петрограде. С тех пор никто ее не переиздавал и не переводил заново, что, кстати, странно – работа в свое время была чрезвычайно известна, да и историческая значимость ее, особенно для тех, кто работает с Первой мировой войной и эпохой империализма, несомненна. Я об этой книге узнал в начале 2000-х, и долгое время безуспешно ее искал. Только где-то с год назад текст был найден, причем в английском переводе, сделанном в 1917 г., напомню, в военное время.

Что касается автора книги, то надо сказать, что Фридрих Науманн вообще – личность любопытная. Если кто не знает, в ФРГ существует фонд, названный его именем, и называется он, если не ошибаюсь, «Stiftung fur die Freiheit» (Фонд за свободу) - это отнюдь не случайно. Науманн был известен задолго до выхода своей книги; она была скорее кульминацией его общественно-политической деятельности (написал ее Науманн уже весьма зрелым человеком, и можно сказать, что его наиболее популярная работа стала для него последней – он умер всего через год после окончания войны). По своим политическим взглядм Фридрих Науманн был либеральным империалистом (мне кажется, уже только за это его труды должны прилежно изучать все, кто реально хочет сочетать великодержавные и свободолюбивые мотивы), причем достаточно последовательным, как можно видеть из его книги. Для Науманна империя (и создаваемый ею миропорядок) принципиально не противоречили свободе индивида, что он неоднократно доказывал на страницах, например, своей главной работы. При этом он был, о чем не стоит забывать, в полной мере человеком золотой эпохи империализма, со всеми вытекающими следствиями – такими, как фиксация на machtpolitik, стремление к автаркической экономике и прочими, о которых стоит позднее сказать отдельно.


Теперь, собственно, пришла пора поговорить о самой книге. Перед началом – небольшое терминологическое примечание: хотя в английском варианте книга называется «Central Europe», Я предпочел переводить это слово как «Срединная Европа» (Mittel-Europa), поскольку даже в современном английском языке оно связано именно с немецкой империалистической концепцией, разработанной Науманном, в то время как Central Europe – скорее географический и культурный образ (который, впрочем, имеет нечеткие границы, но это несколько другая история).

Для начала скажу, что при первом взгляде на текст (особенно если смотреть только на оглавление и тематику разделов) возникает ощущение, что речь в работе идет в основном об экономике: здесь вам и проблема таможенных тарифов, и место Германии в мировой экономической системе, и проблемы объединенной военной экономики. Но на самом деле – это скорее работа о политической экономии, причем наднационального масштаба. Я бы даже сказал, что книга (при всем обилии финансовых или таможенных проблем, в ней рассматриваемых) однозначно сначала политическая, и лишь потом – экономическая. Да и сам Науманн это не особенно скрывает.

В первой главе дается описание современного состояния дел для Центральных держав, прежде всего – для Германии и Австро-Венгрии (Османскую империю здесь не рассматривают по ряду причин, а Болгарию упоминают позже). Здесь для нас важно то, что дается четкое определение предмета, обсуждаемого в книге: в центре внимания – всевозрастающее единство стран, которые не примыкают ни к Франции с Британской Империей, ни к России, а занимают среднее, промежуточное (mittel) положение в Европе; естественным лидером этих стран является, конечно же, Германская Империя – только она способна воплотить проект Срединной Европы, превратить его в живое политическое, экономическое, военное и культурное образование.

Во второй главе Науманн дает краткий исторический экскурс в историю Срединной Европы – рассказывает, как формировалось историческое сознание населяющих этот регион народов. В третьей – останавливается на проблемах национальностей и религий. Здесь отмечу, что он неоднократно подчеркивает: вопросы веры не должны быть политизированы властями Срединной Европы, равно как и национальные проблемы – все это только ослабит срединноевропейский союз. Но подробнее об этом – немного позднее.

В четвертой главе Науманн вкратце описывает экономический темперамент жителей Срединной Европы (в основном, правда, говорит он о трех главных ее народах – немцах Германии, австрийских немцах и венграх). Для Науманна было очевидным, что имперские немцы (те, что живут в Германской Империи), которым, как он признает, недостает иногда мягкости и чувственности, все же обладают очень важными преимуществами в сравнении со своими австрийскими собратьями: северные немцы, немцы Империи – это прирожденные организаторы, их национальный характер, проявляющийся в экономической жизни, выражается в стремлении создавать прочные, регулярные в своей эффективности, структуры, достоинства которых признаются даже их противниками. Естественно, что в создаваемой войной Срединной Европе немецкие таланты организации и дисциплины сыграют решающую роль. Об этом сказано еще больше в пятой главе, где Науманн рассматривает проблемы интеграции военной экономики в Германии и Австро-Венгрии. Он кратко оценивает состояние (и тенденции развития) в немецкой, австро-венгерской экономиках, а затем пишет о необходимости создавать общие системы стратегических запасов на случай войны, и (что очень, очень характерно для всей его работы) подчеркивает (не только в этой главе, кстати), что в современном мире устойчиво развивается тенденция к образованию крупных синдикатов, которые являются гарантией экономического выживания для любого государства, которое хочет вести самостоятельную политику.

Но самые интересные темы Науманн поднимает в шестой главе, которая формально посвящена «нашему месту в мировой экономической системе». Если хотите понять главные мысли книги – в принципе, читать можно только эту главу. И читать ее надо очень, очень внимательно. Науманн говорит о том, что современная эпоха в международных отношениях – это период образования «мировых держав» (иногда он также говорит о «планетарных государствах»): это не просто империи, созданные военной силой, это огромные политические комплексы, основанные также и на общей экономике и культуре. На данный момент существуют только три мировых державы: Британская Империя, Россия и Соединенные Штаты Америки (Франция, заметьте, в число мировых держав не входит – видимо, потому что Науманн считает ее величиной, подчиненной британскому влиянию). Германия же должна стать центром новой, четвертой, мировой державы – Срединной Европы, которая в полной мере развернет свои силы только после войны. Очень примечательный момент: Науманн с цифрами в руках доказывает, что, даже если брать Германию и Австро-Венгрию вместе, то их территории ничтожны в сравнении с любой другой мировой державой; даже если добавить к ним еще несколько стран Срединной Европы, их общая территория, включая колонии, а также население, будут серьезно уступать американцам, британцам и русским. Так что немцам, убеждает Науманн, нужно совсем-совсем немного – только то, что есть, и еще немного в центре Европы. Затем Науманн рассматривает возможности заключения союза с Россией и Великобританией – в качестве мысленного эксперимента, чтобы понять, могут ли эти двое помочь немцам обрести искомое могущество. Союз с Россией приводит Науманна в ужас («лучше быть маленькими и одинокими, чем с Россией!»), при всех его потенциальных выгодах. Русские задавят немцев демографией и размерами экономики, а потом – подавят военной силой, когда немцы им будут не нужны. Союз с Великобританией, полагает Науманн, в принципе не столь страшен, но, соглашаясь на него, немцы потеряют возможность для самостоятельного развития, став второй Португалией: верным союзником, которому изредка перепадают крохи с колониального стола. Это не наш путь, говорит Науманн, наша судьба – создать свой центр силы, даже если для этого придется долго и упорно драться против половины мира.

В седьмой главе Науманн рассматривает проблемы тарифов, т.е. таможенных ограничений, которые действуют в Срединной Европе, и которые надо серьезно откорректировать, чтобы экономика могла стабильно развиваться. Науманн верно замечает, что таможенный союз Германии и Австро-Венгрии в современном контексте всегда будет значить что-то большее, чем просто экономический договор, без политического компонента он несерьезен и нереален. Наконец, в восьмой главе Науманн исследует перспективы создания в Срединной Европе сети договоров, которые помогут ее жителям стать не просто немцами, венграми или румынами, но срединноевропейцами – иными словами, он изучает вопрос о создании наднациональной сети институтов, которые помогут становлению Срединной Европы как мировой державы, возглавляемой Германией.

В общем, книга отличная, следить за ходом мысли автора очень интересно, особенно учитывая исторический контекст. Некоторые главы, ту же шестую, Я могу перечитывать по сотне раз, настолько это essential imperialistic, там буквально почти каждая фраза пропитана духом времени. Еще раз: для историков (да и для политологов, особенно тех, кто занимается историей политических учений и геополитикой) – must read.