Р. Куденхове-Калерги. Пан-Европа (1923)


История европейской интеграции в ХХ веке начинается с инициатив по объединению Франции и Германии в сфере производства угля и стали, к которым вскоре присоединились соседние страны. Но мало кто помнит, что проект единой Европы имел предшественников в прошлом поколении, потрясенном Первой мировой войной. У его истоков стоял Рихард Куденхове-Калерги, человек, словно созданный для борьбы за космополитическое европейское будущее.

Куденхове-Калерги был сыном дипломата из Австро-Венгрии и японской аристократки, свободно говоривший на нескольких языках и знакомый с европейскими элитами, он посвятил свою жизнь борьбе за объединение Европы, которая должна была стать одним из мировых центров силы в грядущем столетии, способным встать вровень с Америкой, Россией и поднимающимися азиатскими державами. «Пан-Европа» - его первая книга, написанная вскоре окончания Великой войны, но именно в этой короткой работе наиболее ярко отразились все его основополагающие принципы, от которых Куденхове-Калерги не отступал до конца своей жизни. В течение 1920-х и 1930-х он издавал журнал «Пан-Европа», но после аншлюса Австрии и начала Второй мировой войны бежал в США, вернувшись в Европу лишь после разгрома нацистов. В последующие десятилетия были многочисленные книги и статьи, а также все более широкое признание среди европейских политиков, в основном французских и немецких, хотя свои друзья у него были едва ли не в каждой стране континента.


«Пан-Европа» - это манифест, призывающий к объединению Европы перед лицом опасностей послевоенного мира, в котором европейцам необходима солидарность во имя мира и процветания. В каждой из одиннадцати глав книги Куденхове-Калерги рассматривает один конкретный вопрос, связанный с реализацией идеи Пан-Европы, от франко-немецких отношений до национальных проблем в европейской истории.

Самое поразительное в этой книге – ее актуальность, несмотря на то, что написана она была около ста лет назад, в тот период, когда европейское доминирование еще могло казаться (и казалось многим) неоспоримым. Между тем, начинается книга с констатации факта: Европа потеряла главенствующую роль в мире, и вслед за этим наступает новая эпоха, где европейцам придется переосмыслить себя. Этого переосмысления не стоит бояться, наоборот - Куденхове-Калерги показывает, что Европа на протяжении столетий изменялась, то расширяя, то сокращая свои пределы, и этот процесс вряд ли когда-то может быть абсолютно завершен. В европейской истории выделяются пять исторических конгломератов – Эллада, Рим, империя Карла Великого, затем средневековая католическая Европа и, наконец, пятая Европа – Европа просвещенного абсолютизма. При этом восточная граница Европы постоянно двигалась все дальше и дальше, от Эльбы к Уралу, что делает Европу открытым проектом, а не замкнутой системой государств.

Шестая Европа, подчеркивает Куденхове-Калерги, будет в этом отношении исключением: ее границы сократятся, охватив демократические страны континента, и исключив Россию, которая обратилась к евразийским пространствам и новой культуре большевизма, соединившей европейскую идеологию и азиатскую практику. Освободится ли Россия когда-либо от этого влияния или нет, но сейчас она сама исключает себя из европейского проекта, поэтому границы Европы впервые за много сотен лет серьезно сокращаются, особенно на востоке, но в какой-то степени также на юге, где Турция остается азиатской страной, несмотря на отказ от османского наследия. Примечательно, что одновременно Куденхове-Калерги исключает из Европы британскую мировую империю – именно ввиду ее обширности и глобального характера ее интересов, которые простираются далеко за пределы континента. Как и в случае с Россией, здесь нет места для грубого противопоставления, подчеркивает он, скорее речь должна идти о разграничении сфер влияния, и взаимном согласии – с британцами этого достичь к тому же, намного проще, чем с русскими.


Какие цели должна ставить эта шестая Европа перед собой? Политическое единство, экономическое развитие и культурное обогащение, отвечает Куденхове-Калерги. Он обращает внимание на то обстоятельство, что теперь для этих целей есть инструмент - Лига Наций, в которой Пан-Европа должна занять особое место, и отстаивать там общие интересы европейских стран в целом. Главное препятствие на пути европейского единения, отмечает Куденхове-Калерги, это отношения Франции и Германии, вокруг которых можно выстроить проект союза европейских наций – или же получить новую европейскую войну.

Проблема, как говорит Куденхове-Калерги, состоит в том, что политическое мышление французов и немцев сейчас работает в эмоциональных категориях, что мешает им воспринимать общие интересы. Франция одержима «политикой уничтожения», направленной на всемерное разрушение военного и экономического потенциала немцев. Германия же находится на перекрестке, выбирая между возмездием и переговорами. Если среди немцев возобладает реваншизм, вся Европа вновь погрузится в войну, так что мир может быть гарантирован лишь при переходе к политике переговоров. Но важным участником этой политики должна быть и Франция, поскольку она может либо поддержать немецкое стремление к примирению, либо отвергнуть его в пользу последовательного разрушения Германии как фактора европейской политики. Радикальная линия проводится шовинистами среди немцев и французов, и основана лишь на эмоциях (хотя они и понятны), в то время как трезвый расчет показывает, что объективных противоречий между Францией и Германией нет – напротив, обе страны заинтересованы в восстановлении мирной экономики и прекращении гонки вооружений.

Вопрос о шовинизме для Куденхове-Калерги вообще имеет особое значение, и он отдельно рассматривает национальные проблемы в Европе, решением которых считает европейскую федерацию. Вражда между французами и немцами есть лишь крайний пример того, что он называет «догмой европейского национализма»: это идея о том, что любая нация связана узами крови, в то время как подлинная сущность нации чисто духовная, и все остальные компоненты (включая языковой или расовый) играют в оформлении нации второстепенную роль. Куденхове-Калерги предлагает разделить нации и государства, а также отменить границы, вместо того, чтобы постоянно передвигать их. Его цель – создание «европейского пантеона», в котором каждый народ Европы нашел бы своих великих индивидов, не отказываясь от идеи европеизма как общей исторической судьбы. Федерация снимет проблемы границ, сделав их не политическими, а региональными, и это само по себе снизит риски европейской войны. Решение этой задачи, конечно, заключается в просвещении и распространении знаний о культурах других народов.

Здесь особо интересно то, что Куденхове-Калерги подробно говорит в этой связи о проблеме Восточной Европы: конец мировой войны радикально изменил политические границы в этом регионе, сделав это за счет ранее привилегированных народов, таких как немцы и венгры – все правительства новых стран приняли политику «денационализации» меньшинств, что порождает постоянное напряжение в регионе, и грозит новой войной, поскольку угнетенные с нетерпением ждут возрождения России или Германии, готовых силой изменить неудобные великим державам границы. Более того, Куденхове-Калерги прямо говорит, такая война «может закончиться русской гегемонией».

Чтобы избежать разрастания национальных противоречий (и, следовательно, опасности новой европейской войны) Куденхове-Калерги предлагает сосредоточиться на создании европейских институтов, объединяющих государства, и призванных решать спорные вопросы переговорами. Этим предложениям посвящены последние страницы книги, где перечисляются главные шаги на пути к Пан-Европе: всеобщая конференция, затем – договоры о взаимных гарантиях арбитража и ненападения, после чего речь должна пойти о снятии таможенных барьеров и единой экономической зоне для континента, а вершиной интеграции станет принятие европейской конституции.

В этом проекте примечательно несколько аспектов. Для начала - то, что Куденхове-Калерги прямо называет самыми сильными противниками Пан-Европы не шовинистов или коммунистов, но как раз промышленных магнатов и местных производителей, опасающихся открытия рынков. Затем, Куденхове-Калерги предлагает общий контроль над европейскими колониями (которые, как он считает, европейцы все равно рано или поздно утратят), и допуск к ним представителей не-колониальных держав, таких как Швеция или Австрия, поскольку специалисты из этих стран могли бы помочь в реконструкции колониальных владений, подняв уровень жизни всех – и колонизаторов и подчиняющихся им народов. Он говорит о масштабных проектах вроде преобразования Сахары в аграрный придаток Пан-Европы, и полагает, что такие инициативы сплотят народы континента, позволив им жить в мире, создав прецедент общего дела. Наконец, Куденхове-Калерги предлагает объединить некоторые отрасли промышленности в Европе, чтобы ослабить влияние монополистов, опасающихся конкуренции – в будущем это поможет также европейцам быть на равных с Америкой и азиатскими державами.

Самое любопытное, пожалуй, в том, что можно сравнить меры, предложенные Куденхове-Калерги, с реальным ходом исторических событий, и такое сравнение явно будет в пользу автора «Пан-Европы». Его главная ошибка заключалась в способах, которые были предложены для объединения – провал Лиги Наций, пакта Бриана-Келлога и похожих проектов состоял в том, что они ставили слишком большие цели, чтобы их можно было воплотить без потерь. Но едва ли не все остальные предложенные им рецепты нашли свое применение, в особенности те, что касаются экономической интеграции. Как и архитекторы единой Европы, Куденхове-Калерги верно оценил значение таможенного союза – история Европейского Союза началась со скромной попытки объединить две крупных европейских экономики во избежание новой войны. Объединение Европы произошло не благодаря массовой поддержке проевропейских партий или масштабным конференциям, но наоборот, из-за сосредоточения на серии локальных соглашений, кропотливо обсуждаемых бюрократами за закрытыми дверьми. Европа, вопреки мнению Куденхове-Калерги, началась с малого, чтобы становиться все больше и больше. Его проект нашел свое воплощение, хоть и в несколько видоизмененной форме, так что неслучайно присуждение в 1950-м Куденхове-Калерги первой премии имени Карла Великого – «за вклад в дело продвижения европейских ценностей».


Куденхове-Калерги Р.Н. Пан-Европа / Отв. ред. Е. Айзпурвит. — М.: Вита Планетаре, 2006. — 120 с.


Richard Nicolaus Coudenhove-Kalergi, Graf von. Pan-Europa (1923), Paneuropa Verlag, Wien. — 167 p.